Якщо вже обшуків у адвокатів не уникнути, ми повинні подбати, щоб вони проводилися з дотриманням професійних гарантій, - П.Бойко

Голова Ради адвокатів Київської області Петро Бойко у своїй статті в газеті "Юридична практика" поставив крапку у дискусії щодо позиції адвокатів Київської області з питання захисту прав та дотримання гарантій адвокатської діяльності.

Коль обысков у адвокатов не избежать, мы должны позаботиться, чтобы они проходили с соблюдением профессиональных гарантий, — председатель Совета адвокатов Киевской области П.Бойко

06 июня 2017 года Источник:Юридическая Практика

 
Сегодня ознакомился с интервью Лидии Изовитовой в Вашем издании и был, скажем так, удивлен. Хотя председатель НААУ не говорит прямо, но ни для кого не секрет, что идея меморандума с НАБУ возникла у адвокатов Киевщины, хотя ее ошибочно приписывают мне лично. В этой связи считаю необходимым ответить, чтобы поставить точку в дискуссии относительно позиции адвокатов Киевской области по вопросу защиты прав и соблюдения гарантий адвокатской деятельности.

Не буду сильно удаляться в историю, ее несложно отследить в том числе по сайту «Юридической практики». В начале июля 2016 года у нескольких адвокатов одновременно НАБУ провели обыски, нарушая при этом основы гарантий адвокатской деятельности. Тогда именно адвокаты Киева и Киевской области отреагировали молниеносно, и добились, чтобы обыски проводились законно, а у отдельных адвокатов обыски так и не были проведены. Ввиду ряда факторов, именно адвокаты Киевской области и г. Киева поддаются обыскам чаще других, а потому проблема соблюдения профессиональных гарантий является личным делом каждого нашего адвоката.

Кроме того, надо учитывать, что нынешний руководитель НАБУ — Артем Сытник, - является адвокатом Киевской области. Потому, как только мы узнали о нарушениях, мы напомнили ему, что рано или поздно он захочет вернуться в адвокатские ряды, а потому должен помнить о соблюдении прав и гарантий адвокатской деятельности, а в своей работе на любой должности руководствоваться в частности Правилами адвокатской этики. Г-н Сытник пошел на контакт, согласившись прийти на заседание профильного комитета парламента по правам человека, где в очень жесткой дискуссии родилась идея подписать меморандум между адвокатами и НАБУ. Г-н Сытник настаивая на том, что адвокаты не неприкосновенны, согласился, что при этом должны соблюдаться гарантии, предусмотренные УПК и Законом Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности».

Все ведомства, профессиональные организации во всем мире подписывают меморандумы о сотрудничестве – никто не может представить, что один институт может действовать в государстве обособленно от других. Также нельзя представить, чтобы такой меморандум подписывали с НАБУ региональные советы, следовательно, мы сразу проинформировали НААУ, руководство САУ о предложении подписать Меморандум, и предложили предварительно согласованный на том заседании парламентского комитета текст.

Никто не предлагал, чтобы адвокаты проводили обыски – это полномочия и задача правоохранительных органов. Но мы хотели закрепить в меморандуме, чтобы представители органов адвокатского самоуправления всегда допускались к таким мероприятиям, и когда обыскиваемый адвокат утверждает, что материалы содержат адвокатскую тайну – представитель регионального совета проверял это, и такой документ не попадал в руки следователя. Мы предлагали и альтернативу – чтобы член Совета адвокатов опечатывал такие материалы в конверт и уже суд принимал решение относительно возможности их осмотра НАБУ. Более того, мы никогда не настаивали на конкретной версии меморандума – САУ может в любой момент его доработать, внести свои предложения, но я уверен, что коль обысков у адвокатов не избежать – они должны проходить цивилизованно. К сожалению, адвокаты, к которым приходят с обыском, оказываются в заведомо проигрышной позиции – к тому моменту информационное поле уже заполнено сообщениями о задержании «пособников преступников», и утверждения, что адвокатов обыскивать нельзя, звучат против адвокатов, - народ на генетическом уровне не любит неприкосновенных. Потому единственное, что мы можем сделать в этой ситуации – просить, добиваться, чтобы обыски проводились со строгим соблюдением норм УПК и законодательства об адвокатуре.

Не думаю, что это «расхождение по принципиальному вопросу защиты прав адвокатов», напротив – это один из способов усилить эту защиту. Впрочем, председатель САУ сама это понимает, и единственное, что ее не устраивает в нашем предложении – что оно поступило не от нее. Но, так уж случилось, что члены Комитета по защите прав адвокатов и гарантий адвокатской этики Совета адвокатов Киевской области отреагировали быстрее. Я, как председатель Совета, не мог не поддержать такую инициативу.

А что касается заявления о компенсации расходов адвокатов, выезжающим на обыск – то утверждения Лидии Изовитовой и вовсе смешны. У нас ежедневно дежурят по два адвоката, готовые в любую секунду сорваться на помощь коллеге, и иногда им приходится ехать за сотню километров. Будь такой выезд один –два, никто бы вопрос не поднимал, но коль за пять месяцев мы уже побывали на 76 выездах, то для отдельных коллег это довольно накладно. Конечно же Совет адвокатов, имея средства со взносов адвокатов, компенсирует фактические затраты. Никто рабочее время адвокатов не оплачивает. И тем более никто не просит никакого возмещения от адвокатов, у которых проводится обыск.

Единственное, в чем я готов согласиться с Лидией Павловной так это с тем, что возможно избрание на должность главы НААУ адвоката с противоположной, чем у нее точкой зрения — адвокатуре давно нужен новый лидер.